http://voronovvv.ru/wp-content/uploads/2020/01/ОХОТЕ-СРОДНИ-2019г.tif

для открытия Туеска следует нажать курсором на вышеприведённую ссылку или …, а затем нажать и на появившуюся новую ссылку…

 

Виктор Воронов, профессор, заслуженный экономист РФ,
член Союза писателей России

 

Охоте сродни…

 

Охотничье оружие уже давненько находится у меня под замком из-за требований…, но не по доброй воле – так как мне-то хочется иметь его на виду – как было раньше в детстве и юности. Достаётся оно только иногда для чистки и смазки … При этом нет-нет да и возникают прежние и давно казалось бы забытые ощущения — когда азартно и быстро взводилось ружьё и делался меткий или не очень меткий выстрел … Многое приятно и с удовольствием вспоминается… Однако в очередной раз бережно погладив заслуживающего особого отношения оружие и всколыхнув в душе и голове некоторые почти забытые чувства и эмоции, возвращаешь в с ё на свои места… Ведь уже немало времени прошло с тех пор как другое увлечение затянуло не менее, а может быть даже больше чем Охота!
…. А началось всё с приобретения в 1992 году дома в далёкой деревне Пустошка Тверской области. И хотя уж там в отличие от Москвы для охотничьих устремлений были все возможности и условия и даже здешние соседи — охотники и рыболовы для компании, но пришлось как говорил великий поэт «наступить на горло собственной песне» и увлечься (правда не сразу, а постепенно) другой страстью — сродни охоте — пчёлами!

…Поскольку вместе с приобретённым домом, как бы «в наследство», нам доста¬лись и два ослабевших с зимы улья пчёл, то мы почти «поневоле» (не бросать же живых существ) ими занялись. Они почему-то не смогли у нас «перезимовать» первую зиму, но мы уже проявили упорство и продолжили начатое, купив на ВДНХ пакеты пчёл — снова не получилось… – потом купили сильный улей, затем второй, стали ловить рои и развивать семьи пчёл, терпели укусы, учились «на ходу» и как-то так пошло- поехало это наше новое увлечение – занятие – работа с пчёлами!
С этого времени пчёлами стали заниматься все домашние, всё более и более основательно осваи¬вая тонкости этого сложного дела. Приобретали и чи¬тали книги о пчёлах, выискивали статьи о пчеловодстве в разных журналах и газетах, сделали «фирменную» этикетку для наклеивания на баночки с мёдом – для «презентов». Даже вру¬чали родственникам, друзьям и коллегам баночки с этикетками забруса — восковых крышечек с запечатанных сот, кото¬рые очень помогают при простуде.
Возникли свои традиции. Так мёд старались откачивать только зрелый – запечатанный. Делали это два раза: в ию¬ле и в конце августа – после Медового спаса, радовались очередному, уже нового сезона, успеш¬ному «медогону» и «благодарили пчёлок и всех, кто им по¬могал в их тяжёлом труде». Привезли пчёл и на подмосковную дачу в Поваровку.
Появилась определённая гордость от причастности к профессии пчеловода. Известно, что ещё с древности и мёд, и воск, и пасека были в почёте на Руси …и как приятно ощущать свою причастность к это¬му благородному делу и угощать мёдом со своей, пусть хоть и всего в нес¬колько ульев, пасеки. Бывало, конечно, всякое: болезненные укусы пчёл, недо¬вольство соседей, которых беспокоили наши пчёлы, простая человеческая зависть, другие проблемы и трудности. Появлялось порою даже желание отка¬заться от пчёл и отдать их кому-нибудь. Но никто брать пчёл не хотел…
И вот уже теперь более двух десятилетий занимаемся с женой пчёлами с участием наших родных, близких, друзей и товарищей, тех кто или словом, или делом, или просто моральной поддержкой способствуют этому и не позволяют нам отказаться от этого нашего любительского пчеловодства, которое не для «промысла и продажи» (ведь мёд-то только для себя и подарков), а ради, как говорят, САМОГО ПРОЦЕССА!
Если внимательно присмотреться и сравнить, то находишь в работе с пчёлами много такого, что роднит это увлечение – занятие — работу с охотой!
Так например, на охоте и при работе с пчёлами требуется максимальная аккуратность и осторожность — ведь одно неловкое движение и зверь или птица « спугнутся» и убегут, или улетят. А пчёлы при неосторожном с ними обращении тоже проявят себя — но только несколько иначе — они возбудятся, станут раздражёнными и агрессивными, начнут активно летать вокруг улья и «жалить».
Очень не любят пчёлы «мельтешение» и суетливость — не плавные и резкие движения человека вызывают у них беспокойство, настороженность, ответную и даже предупредительную реакцию. Поэтому подходить к ним, к их улью или месту, где они расположились, необходимо спокойно и сосредоточенно, не нарушая при этом ничего из существующего порядка вещей! И только затем, как бы « вписавшись» в этот порядок вещей и в эту обстановку, можно начинать свои запланированные действия. Нежелательно, также, подходить к ним с резкими запахами бензина, одеколона, пота и многого другого, что ими не приемлемо и вызывает излишнюю возбуждённость.
Но многое из этого нужно соблюдать и на охоте — только дичь, звери и птицы ещё реже подпускают человека к себе на близкое расстояние — они могут убежать или улететь, а вот пчёлы не могут этого сделать — они «привязаны» к своему гнезду (улью) и не могут его бросить. Поэтому они вынуждены его – свой «дом» — защищать, если мы – люди им слишком мешаем!
Некоторые ошибочно полагают — раз пчёлы содержатся человеком почти как домашние животные: кошки, собаки, коровы…, то они тоже должны знать своего « хозяина» и уж его- то хоть не «жалить»! А вот и нет! Ещё в древнюю пору, когда мёд доставался человеком методом «бортничества» (или попросту — из дупел деревьев в лесу), начали предприниматься попытки «приручить» пчёл. Вырезались из деревьев куски — колоды с дуплами и пчёлами, приносились или привозились к жилью человека, ставились на определённые места и с ними и с пчёлами продолжали работать с целью получения от них мёда! Но как не старались – в конечном итоге не всё из этого получилось – так приручить пчёл, как некоторых диких животных и птиц, не удалось и до сих пор не удаётся! У них свой своеобразный целый мир, своя организация деятельности (причём достаточно высокая – этому может только завидовать Человек) и слушаться « команд» человека пчёлы не хотят и не могут!? С ними можно только совместно, Умело и Профессионально, кропотливо работать, постоянно постигая и открывая всё новые и новые стороны их существования! Поэтому когда мне кто-то говорит: « ….но Вас-то пчёлы, наверное, знают и не кусают» — объясняю что это совсем или почти не так на самом деле! То есть со « своими» пчёлами нужно обращаться также, или почти также, как и с дикими пчёлами или дикими зверями и птицами: осторожно и внимательно — не пропуская ни одного, даже малейшего и казалось бы даже неважного их действия или « шага»!
Охоту и работу с пчёлами роднит любовь ко всему живому, ко всей природе, а также забота о всей окружающей человека среде обитания. Ведь для настоящего охотника живым является всё: и звери, и птицы, и насекомые и разные букашки, и тайга, лес, деревья, растения, трава, цветы и ещё многое другое. И хотя, конечно, целью, а точнее одной из целей охоты, является добыча диких зверей и птиц, но всё же истинный охотник добывает их только в ограниченном количестве — для себя, для содержания своей семьи, для заработка ( который как правило даже у промысловиков- охотников получается не очень великим по сравнению даже со средними зарплатами , не говоря уж о других..) и поэтому он никогда не позволит себе и рядом находящимся убить дикого зверя или птицу просто так — ни для чего нужного! Так и настоящий пчеловод делает всё, чтобы пчёлы жили, развивались, « дарили» ему и всем людям Мёд, а не только так — раз взял у них мёд, а дальше мол «пусть они существуют как знают или как смогут»!? Он постоянно за ними ухаживает и заботится о них…
Несомненно, нельзя не упомянуть и о том особом приподнятом
состоянии души и чувств любого охотника, его почти возвышенном настроении перед и во время охоты. Кто-то именует это как своего рода кураж, или ставшими сегодня модными словами « драйв» или « кайф», у кого-то это выливается в очень повышенное возбуждение и даже необдуманные и неуместные на охоте поступки и действия (типа чрезмерно громкого победного или ликуещего крика). Но думается, что настоящий охотник умеет себя и свои эмоции сдерживать и старается особо их не показывать на вид. Он всё это держит в глубине своей души, заглушая тот мальчишеский (доходящий порою тоже до многого…) восторг, который испытываешь в детстве или юности, когда впервые приобщаешься к охотничьему промыслу и охотничьему оружию. И ему хватает получить удовольствие от этого (если это нужно) и в минимальном (внешне) количестве и выражении – он не будет кричать, улюлюкать, излишне бегать, прыгать, кувыркаться. Ведь для него охота — не развлечение, а скорее, наряду с необходимостью, серьёзное занятие делом для серьёзных людей! Охота не допускает бахвальства и пустословия — здесь всё должно быть обдуманно и взвешенно! Так и с пчёлами – с ними всё тоже очень серьёзно и основательно! И здесь также необходима вся та обстоятельность, что и на охоте! Все свои предстоящие действия нужно обдумать и спланировать, многое постараться предусмотреть заранее – а то иначе всё это «выплывет» или «выпрыгнет» в самый неподходящий и напряжённый (если уж не драматичный) момент! Некоторые ещё говорят: «… вы пчёлами себе «адреналин» поднимаете до нужной или повышенной нормы и мол от этого «кайф» испытываете…». Всегда отрицая это говорю: « …зачем мне ради этого заниматься пчёлами – когда у нас и так сегодня в жизни чуть ли не на каждом шагу малые и большие стрессы и страхи, поднимающие и без нашего желания этот не знаю кому уж нужный (наверное бездельникам) « адреналин»!».
Таких « родственных» сравнений и сопоставлений занятия пчёлами и охотой можно привести немало. Но ограничусь ещё только двумя, отметив ВЕЛИКОЕ ТЕРПЕНИЕ И ВЫДЕРЖКУ, которые необходимы конечно в любом деле, НО В ОХОТЕ и при РАБОТЕ С ПЧЁЛАМИ ОСОБЕННО! А также, и следующее (крайне важное): и охотник, и пчеловод познают всё живое! Они проникаются в самую глубь явлений и процессов, изучают повадки и жизнь зверей, птиц, пчёл, насекомых. И при этом зачастую настолько дотошно, что, наверное, даже некоторые учёные-биологи не так тщательно это делают?! Это вполне объяснимо — ведь это не только простая любознательность или банальное любопытство — это жизненная потребность получить достоверную информацию, которая нужна для профессиональной работы на высоком уровне — от этого зависит порою благополучие человека и многое другое. Эти знания помогают зачастую избежать многих бед, спасают иногда жизнь, уберегают от излишних травм и перегрузок, переутомлений, пустых хождений по тайге, в снегу «по пояс», «по колено» в воде и т.п. Но в тоже время хорошее Знание чего-нибудь доставляет нередко и огромное удовольствие охотничьей удачи, успеха и просто человеческого счастья от прекрасно и по-доброму сделанной работы на пользу всем! И лишь конечно позднее — где-то за кружкой или чашкой чая у костра, в зимовье, за столиком под яблоней на пасеке, у накрытого стола в уютном своём доме, в кругу близких можно ещё много-много раз воистину насладиться тонкими и меткими наблюдениями за пчёлами, зверями, птицами…, подобными тем, что предлагаются ниже!
…Действительно, о многом таком, в том числе и о замечательных тружени¬цах – пчёлках можно говорить и рассказывать бесконечно! И при этом, наверное, всё равно не выска¬жешь и малой толики всех тех доб¬рых слов, которые пчёлы, без всякого сомнения, заслуживают в свой ад¬рес за их неутомимую деятельность.
Ведь нельзя не восхищаться тем, как в этом маленьком, совсем крохотном существе, которое и назвать-то на¬секомым даже язык не поворачива¬ется, сосредотачивается столько всего полезного и поучительного для всех нас…
Когда наблюдаешь за ними, то замечаешь величайшую организованность и целеустремлённость действий каждой пчелы.
Вот эта пчела стремительно вылетела из летка улья в по¬исках нектара. Она с большой скоростью улетает в опреде¬лённом направлении в известное ей место, где имеются ме¬доносные цветы.
Другая пчела тяжело, как самолёт-бомбовоз, приземля¬ется на леток, ползёт по нему и спешит внутрь улья, чтобы «слить» или «сдать» набранный где-то нектар и другие, не¬обходимые для приготовления мёда в их пчелиной лабора-тории, вещества.
У этой пчелы на её мохнатых лапках собрано большое количество пыльцы с разных растений и цветов, так называ¬емая обножка. Теперь, добавив к этой пыльце свои фермен¬ты и различные минеральные вещества, пчёлы приготовят пергу – корм для деток и молодых пчёл, который в несколь¬ко раз ускоряет их рост.
Эта пчела – сторож или охранник у входа в улей. Она вместе с другими такими же сторожами зорко следит, чтобы в улей не залетела оса, шмель или чужая пчела (не из сво¬его улья). При этом чужую пчелу опознают по какому-то признаку «свой-чужой», по-видимому, по запаху своей пче¬линой семьи. Он у разных пчелосемей – разный, также, как у людей и животных.
Многих других пчёл мы не видим у летка. Их можно уви¬деть лишь «разбирая» улей. Естественно, при этом мы их тре¬вожим, и они все или большинство из них становятся защитни¬ками своего дома-жилища.
Но если проявить аккуратность при осмотре улья, то можно увидеть многое. Вот пчёлы до блеска чистят ячейки сот – готовят их для посева туда яиц маткой. Она ведь не только проверяет чистоту ячеек, но и ежедневно сеет до ты¬сячи яиц (в сильных семьях).
На полу улья пчёлы-уборщи¬цы всеми сила¬ми стараются выкатить через леток наружу жёлтые цилинд¬рики размером чуть ли не в по¬ловину каждой из них са¬мих. Это они убирают теперь уже не нужную им, затвердев¬шую, прошлогоднюю пергу, которую они с большим трудом вытащили из ячеек сот.
А эти пчёлочки часто машут крыльями и создают подоб¬но вертолёту поток воздуха. Так они выпаривают из незре¬лого мёда, уже уложенного в ячейки сот, излишнюю воду…
Такие наблюдения можно вести бесконечно. И всякий раз находишь в жизнедеятельности пчёл что-то новое, досе¬ле не виданное, но такое прекрасное своей созидатель¬ностью и неутомимостью.
Энергичные пчёлки с раннего утра и до позднего вечера летают в поля, луга, леса, огороды и сады, несут и несут к себе в улей нектар и много всего другого, что нужно для благополучного существования всей их семьи пчёл и для успешного приготовления в их пчелиной лабора¬тории (кухне) мёда, перги, маточного молочка, воска и про¬полиса.
При этом у них как-то не возникает проблемы количест¬ва приготавливаемых ими продуктов и веществ. У них нет как у многих животных, да как и у человека, какой-то нормы запасов, которые им нужны для жизни и организации собственного благополучия. Ведь, например, та же белка носит себе в дупло – «на зиму» вполне определённое коли¬чество орехов.
Пчёлы же несут нектар и всё остальное, нужное им, в улей до тех пор, пока нектар и это «всё» имеется ещё в по¬лях и лугах, или пока не наступят холода и они уже из-за уг¬розы замерзания не смогут покидать своё жилище.
Их запасы мёда, как правило, во много, а как минимум в несколько раз, превышают то его количество, которое им всем необходимо для пропитания не только в тёплое, но и в холодное время года, в первую очередь – зимой.
Это они делают не из-за какой-то непродуманности, как может кто-то сказать: «…глупышки они». Просто у них в генах сидит страх перед голодной смертью и они стараются всеми своими силами создать максимально большие запа¬сы продуктов (на всякий случай, на непредвиденные обсто¬ятельства, на холодную и длинную зиму и т.п.) и тем самым перестраховываются, как бы многократно. И хотя мы – пче¬ловоды, волевым методом берём у них часть этих излишек («продуктовых запасов»), они с этим покорно смиряются. Они после этого вновь устремляются в полёт и несут, и не¬сут в улей новые миллиграммы и граммы нектара (но спра¬ведливости ради, чтоб не сложилось ложного, односторон¬него представления, необходимо ещё раз заметить, что пчеловоды, в свою очередь, тоже забо¬тятся о своих кормилицах-¬пчёлах, осуществляют за ни¬ми уход и стараются всегда прийти им на помощь в нуж-ное время).
Поучительно, что пчёлы не могут бесцель¬но «прохлаждаться» без де¬ла, как некоторые ленивые люди. Они все постоянно на¬ходятся в непрекращающейся деятельности. И даже когда послушаешь улей ночью, то из него доносятся звуки продол¬жающейся их работы – они перерабатывают принесённый днём нектар, добавляют в него необходимые составляю¬щие, выпаривают из него излишнюю влагу и укладывают, поч¬ти приготовленный, мёд в начищенные до блеска ячейки сот. А затем, уже в сотах, «доводят» мёд до нужного состояния и только после этого («приёмки их ОТК – отделом техничес¬кого контроля») запечатывают ячейки восковыми крышеч¬ками. После этого они ещё следят, чтобы мёд в запечатан¬ных ячейках продолжал «доходить» до требуемого у них ка¬чества и состояния.
Ах, как бы была прекрасно обустроена наша Земля и жизнь всех людей, если бы каждый человек не ленился, а трудился бы так же неутомимо как пчёлы, или, хотя бы, близко к этому!!!
Конечно, кто-то скажет, что нельзя же жить (существовать) только для работы и труда. Нужны удовольствия, и «возвышенное», и «изящные искусства» и тому подобное.
Всё это имеется и в деятельности пчёл! Когда смотришь на созданные ими из светлого воска соты, то можно беско¬нечно любоваться этим уникальным произведением искус¬ства. Здесь имеются поражающие нас точность и изящест¬во форм. А те соты, которые они делают вне рамок, на сво¬бодных по нашей вине – вине нерадивого пчеловода – мес¬тах улья, восхищают ещё больше. В их ячейках, как бриллианты в оправе, сверкают капельки мёда. Эти бе¬лоснежные и нежные творения при¬роды, всегда несколько неожиданно предстают перед нашими глазами, а любоваться ими хочется как можно дольше!
Огромное удовлетворение и гор¬дость за этих созданий Природы доставляет наблюдение за работой пчёл в ясную солнечную погоду. Одна за другой они очень быстро выползают, а скорее всего даже выскакивают из летка улья и стремительно улетают в поисках нужного им нектара. В это же время большое количество пчёл, уже наг¬руженных нектаром и другими полезными веществами, на¬ходятся в воздухе, в несколько рядов, как маленькая тучка, около прилётной доски улья и как бы просят разрешения на посадку, как самолёты на аэродроме, а затем, по-видимому, получив это разрешение, по очереди, тяжело приземляются и медленно, но уверенно, с «чувством выполненного долга», вползают в леток улья и там, наверное, «сдают» собранное ими «приёмной комиссии». Такая их прекрасно организованная деятель¬ность побуждает и человека лучше и продуманнее строить свою разумную работу и творчество. Как красиво всё в открываемом улье! И рамки с запечатанной (закры¬той восковыми крышечками) деткой, и рамки с запечатанным мёдом, и аккуратные, побелённые свежим воском, улочки между рамками, и промазанные как «шоколадом», светло-коричневатым и блестящим под солнеч¬ными лучами прополисом, стыки и щелочки в построенном человеком улье, и «нарощенные» из воска выше брусков рамок ровные «гребешки» (бугорки) и многое, многое другое.
Завораживающе красив, вышедший из улья, новый рой пчёл! Вот он с гулом пос¬тепенно собирается и образуется в виде мохнатой собаки на стволе осины, что не¬далеко от улья. В нём находятся тысячи пчёл, прижимающихся к веткам, друг к другу и к матке. Они вылетают с трёхднев¬ным запасом мёда и, если попадают под непогоду, то, находящиеся сверху из них, опускают свои крылышки вниз и капельки дождя стекают по ним. Это напо¬минает древних русских воинов, которые собравшись вмес¬те и укрывшись щитами, отбивали тысячи стрел, пущенных на них иноземными ворогами. Рой не неподвижен, а, наобо¬рот, воспринимается как единое живое существо. Каждая пчела в нём машет, по возможности, крылышками, слегка движется и дрожжит. Поэтому-то порой и кажется, что весь он дышит и шевелится. Однако любоваться роем желательно недолго. Необхо¬димо быстро и осторожно его соб¬рать и ссыпать в новый улей. А иначе – одно мгновение – и все ты¬сячи пчёл уже в воздухе… и полетят искать новое для себя приста¬нище…
Красиво гудят пчёлы на цвету¬щей яблоне. Они тысячами облеп¬ляют её соцветия и в своей работе издают разные звуки, сливающие¬ся как бы в своеобразную симфо¬нию. И эта созидательная «пчели¬ная симфония» звучит так умирот¬ворённо вместе с другими звуками благоухающей майской природы… Слушаешь эту «симфонию» и невольно проникаешься ещё большим уважением к нашим труженицам-пчёлкам, кото¬рые то улетают с яблони, то снова возвращаются. Но это почти незаметно и кажется, что пчёлы весь день здесь и на¬ходятся, и с утра и до ночи играют для нас эту свою прекрас¬ную «симфонию».
Бесподобно красив и сам м-ё-д! Если перефразировать слова из известной песни о сталеварах, то можно сказать: «…на свете нет прекрасней красоты, чем красота текуще¬го мёда». Мёд медленно и достойно вытекает из крана ме¬догонки и его янтарная струя вся искрится и блестит множе¬ством преломляющихся искорок и от¬тенков. Непрерывность струи свиде¬тельствует о хорошем и доброкачест¬венном состоянии мёда. Пчеловод никогда не скажет о мё¬де – засахарился. Он скажет – закрис¬таллизовался, а, скорее всего, даже скажет – сел или севший мёд.
Этим словом выражается весь данный процесс. Вначале, в жидком и прозрач¬ном, как янтарь, мёде, образуются ма¬люсенькие, почти невидимые кристаллики. Мёд постепенно теряет прозрачность и даже мутнеет. Кристаллики как бы садятся на дно ёмкости, в которой находится мёд. И так, со временем, он мутнеет всё больше и больше и превращает¬ся в массу с видимыми даже невооружённым глазом мелки¬ми, средними или крупными кристалликами, или становится похожим на топлёное сало.
Цвет мёда бывает разный – в зависимости от вида нек¬тара, от того, с каких цветов он пчёлками собран. То он бы¬вает янтарный, то коричневатый, то тёмно-коричневый, то светло-жёлтый, то почти бриллиантовый. Но какого бы цве¬та не был настоящий мёд – он прекрасен сам по себе как великолепное творение пчёл и природы, явля¬ется как бы «пи¬щей богов» и достоин всячес-кого уважения и поклонения… !!!
…И опять уже весна и натруженное гудение пчёл, возвра¬щающихся нагруженными нектаром из полёта в свои ульи. На лапках пчёл белеет или желтеет «обножка» – пыльца, собранная ими с первых цветов. Этот рабочий гул пчёл та¬кой созидающий и умиротворяющий, что заставляет вновь и вновь задуматься о смысле Мироздания и о том, что человек должен жить в гармонии с Великой Природой Земли…!

 

1992-2019гг. Москва – Пустошка – Поваровка

 

Другие наблюдения и туески автора – на сайте: вороноввв.рф или voronovvv.ru

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *