ПОДАРОК РОДНОМУ ГОРОДУ К ЮБИЛЕЮ

(к выходу новой книги)

 В 2011 году Иркутску исполняется 350 лет. Что и говорить: серьёзная дата, славный юбилей. Повод для нешуточных раздумий и сопоставлений, для сверки прошлого с настоящим, а настоящего – с будущим (по неизбежным законам ретроспекции, экстраполяции и чего-то там ещё). У Иркутска затейливая и своеобразная история, хотя и не назовёшь её выдающейся и шибко уникальной. В середине 17-го века сюда притащились со своим скарбом казаки, поставили на берегу полноводного спокойного Иркута острог и стали жить. Обложили данью аборигенов, худо-бедно навели порядок на прилегающей территории. Затем отважно двинулись дальше — на север и на восток. К изумлению одних и восторгу других, они очень быстро достигли берегов Аляски, Китая и совсем уж далёкой Калифорнии, утвердили своё право быть, распоряжаться, жить на этом словно бы ничейном пространстве длиной в несколько тысяч километров и шириной – столько же. В самом центре огромного азиатского континента, на берегу кристально чистой Ангары мало-помалу образовался город и умножился народ – весьма пёстрый, своеобычный и своенравный. Тут было всё: воинственные казаки, бывшие крепостные и деревенщина, чиновники всех мастей и рангов, ссыльные, политические, матёрые рецидивисты, аристократы и плебеи, купцы и мужики, наконец, местное население, жившее здесь испокон веку: буряты, эвены, тофы, курыканы, якуты – всё это потомки американских индейцев, перекочевавших сюда так давно, что никто из них этого уже и не помнит. Это вот невероятное смешение культур и верований, обычаев и укладов, эта огромная территория, эти ширь и простор, этот суровый климат — всё это и породило то, что мы теперь зовём сибирским характером.

Сибиряки… такой собирательный образ. Очень ёмкий и затейливый образ, прямо до пестроты. Были среди них знаменитые купцы, золотопромышленники, воины, первопроходцы, дипломаты, преступники, скопцы и староверы… А вот крепостного права здесь никогда не было, зато не было и бунтов (и даже наоборот: от бунтов и преследований бежали в эту глушь). Жили – не тужили, горя не знали. Изобильная тайга и полноводные реки. Под ногами – золото и бриллианты. Вокруг – необъятная ширь и свобода. Та самая свобода, о которой грезит человек испокон века и всё никак не может достичь. Здесь она явилась изумлённому взгляду во всей своей первозданности и наготе. Уж такой простор, что оторопь берёт. Тыщу километров туда, тыщу – сюда… — никакой тебе разницы! Везде будет всё то же – непролазная тайга, дичь, глушь, непуганое зверьё и убегающая в сизую дымку перспектива. Море воздуха, океаны света, свежесть и ощущение дремлющей в природе силы. Никаких тебе кордонов и границ. Ставь избу в любом месте, распахивай целину, сей, паши, добывай зверя, уди рыбку, собирай ягоды и мёд. Всё будет твоё! Что-то вроде эдемского сада – но такого сада, в котором нет ни опасного дерева познания, ни ещё более коварного древа жизни, ни чёрта-дьявола, ни вершителя всех судеб и грозного судии. Тут каждый сам себе, судья и господин…

Теперь всё это воспринимается как сказка, или как волшебный сон, который уж не повторится. Цивилизация неумолимо ширится и наступает на беззащитную природу. И вот уже над головой ревут самолёты, из-за реки отчётливо доносится дробный перестук железнодорожных вагонов, день и ночь несущихся по великому Транссибу на запад и восток, а едва ли не под каждым кустом вокруг города – бутылки, банки, мятые газеты и следы кострищ.

Слушай, обидно, да! Ещё недавно была такая благодать, и вдруг столь жуткая  метаморфоза. Как же всё это произошло? – непонятно. Иркутск растёт и ширится как на дрожжах, его словно бы пучит изнутри. Возводятся многоэтажные дома, тянутся с берега на берег тысячетонные мосты, обновляются и сверкают новой полировкой вокзал и аэропорт, а в каменные недра гор вгрызаются хитроумные машины и тянут изнутри всё ценное и нужное: золото и соль, нефть и минеральную воду, радиоактивную руду, бальнеологические грязи, углеродные алмазы, вонючий газ (который зачем-то обозвали голубым золотом) и много чего ещё – обо всём не напишешь в короткой статье. Да и не о недрах речь. Я пишу о грязях и об алмазах не ради них самих, а за-ради человека – того самого сибиряка, который здесь живёт и на котором держится всё. К чести его, он не только воевал и укрощал, собирал дань и наводил порядок, но он ещё и созидал! Когда пришли сроки, обратился к искусству, стал сочинять музыку, ставить спектакли и писать умные книжки. Хотя, и тут не всё было гладко. К большому сожалению, нет у нас великих композиторов и скульпторов, художников и актёров, музыкантов и композиторов, но зато у нас есть писатели мирового уровня! Вот что удивительно и достойно восхищения. Откуда на дикой неподатливой земле появились подлинные художники слова? Не результат ли это смешения множества культур и обычаев, характеров и укладов, верований, надежд и чаяний, о которых я так хорошо и ёмко сказал выше? Скорее всего, именно так и обстоит дело! Я не могу иначе объяснить. Сибирь дала миру не только золото и пушнину, не только лес и уголь, не одну лишь электроэнергию и обогащённый уран, но кроме этого, сверх того и свыше всяких ожиданий Сибирь дала миру выдающуюся литературу! И это едва ли не самый значимый результат многотрудного освоения громадной территории, этого непрерывного подвига многих поколений наших предков.

Я не буду здесь задаваться вопросом: что лучше и значимей – Иркутская ГЭС или повесть Валентина Распутина «Прощание с Матёрой»; что весомее на весах Истории – пьеса Александра Вампилова «Старший сын» или новый мост через Ангару? С материальной точки зрения, оно конечно, и мост и плотина гораздо значимее, весомее, в конце концов. Но если мысленно пронестись по всем российским городам и весям, то что мы обнаружим? Мы обнаружим множество плотин и чёртову уйму мостов. Но нигде мы не найдём второго Вампилова и Распутина, Зверева и Седых. Эти люди уникальны, творчество их не имеет эквивалента в денежном выражении, а значит, оно бесценно! И когда-нибудь через триста лет будущий историк лишь мимоходом упомянет все наши новостройки (а иные и вовсе не вспомнит, как мы теперь не помним первые городские постройки, сколь бы они ни были значимы в своё время), но зато будущий историк никак не сможет умолчать о творческих взлётах и прорывах двадцатого столетия, и по этим прорывам он будет судить о всех тех, кто жил в это непростое время, то есть о нас с вами, уважаемые читатели и земляки. В этом смысле, наши прославленные писатели – суть наши депутаты перед вечностью, перед всеми грядущими поколениями и временами, сколько их ни будет за Земле!

Возможно, я говорю туманно и совершенно напрасно сбиваюсь на высокий стиль, но честное слово, иногда следует хотя б чуть-чуть возвыситься над грешной землёй. Мы упорно смотрим себе под ноги и с точностью автомата совершаем положенный путь – всё одно и то же каждый божий день. Работа, дом, заботы-хлопоты, вполне реальные цели и блага, которые никак нельзя упустить. Я не говорю, что это плохо. Отнюдь! Всё это нормально и даже хорошо (в определённом смысле). Но ведь есть же таинственные «звёздные круги» у нас над головами. Есть бесконечная Вселенная с мириадами звёзд и множеством загадок и перспектив. Есть, наконец, вечность позади нас, и точно такая же вечность – впереди! И что мы значим среди этих вечностей и безграничных пространств? Для чего эти пространства, и для чего мы сами среди них? Наверное, не только для того, чтобы «жить и плодиться», не только – чтобы пить, есть и ходить на работу, но и для чего-то более значительного!

Воистину, это так. И выдающиеся писатели являют нам пример такой озабоченности. Точнее, пример поиска смыслов и глубин нашего существования. Ведь когда писатель пишет рассказ о каком-нибудь Акакии Акакиевиче, то он исследует не одну лишь судьбу никчемного человечишки, но он видит в нём перл создания и венец творения, он прозревает в нём высшую суть и значимость, он словно бы нащупывает тайну мироздания, так странно воплотившуюся в подслеповатом и глуповатом мужичке, который при этом не перестал быть тайною и чудом! Вот о чём пытается сказать нам великий писатель и знаток человеческой души. Вот в чём непреходящая сила и значимость подлинной литературы. Именно: в умении видеть за внешним и преходящим – нетленное и вечное. Не больше, но и не меньше.

Ну а теперь я перехожу к главному предмету своей статьи. Столь длинное вступление предваряет радостную весть: совсем недавно в Иркутске была издана уникальная книга! Книга эта задумывалась как подарок родному городу к юбилею. Насколько это удалось, судить не мне – её издателю и составителю. Но хочу ответственно заявить: замах был нешуточный, всё делалось с предельной ответственностью и умопомрачительным настроем. Главная цель была – собрать под одной обложкой всё лучшее и знаковое, созданное сибиряками в XX-м веке. Чтобы читатель не искал по разрозненным изданиям произведения Распутина и Астафьева, Вампилова и Кунгурова, Зверева и Зазубрина, Комлева и Хайрюзова, Бородина и Гурулёва, Матхановой и Гольдберга, Машкина и Воронова. Если кто-нибудь захочет узнать, каких высот достигла творческая мысль в нашем медвежьем углу, то эта книга расскажет ему всё, и даже больше (ибо умный человек умеет читать между строк). И если на каком-нибудь вселенском симпозиуме всех времён и народов, всех галактик и звёздных систем меня попросили бы представить квинтэссенцию того времени и места, откуда я прибыл, то я бы предъявил не золото и алмазы, не приборы и телескопы, и даже не картины и не музыку, а я бы показал эту самую книгу. Ведь в ней — не одно лишь творчество как таковое (что само по себе имеет высшую ценность), но в ней — вся наша жизнь и мы сами со всеми успехами и неудачами. В ней – характеры, которые уже не сгинут и не растворятся в мировом потоке, в ней события, о которых уже нельзя будет забыть. Потому что к этим характерам и к этим событиям прикоснулся своей волшебной рукой подлинный художник.

08.07.2011_1Не буду больше вас томить: книга называется «Литературные жемчужины. Иркутск-Байкал». Четырнадцать авторов. Десять повестей и три десятка рассказов. Лучшее из того, что было создано сибиряками за весь двадцатый век (исключая романы, которые никак не могут быть втиснуты в ограниченный объём коллективного сборника).

Отдавая дань уважения авторам книги, скажем несколько слов о каждом из них.

08.07.2011_2Александр Вампилов, прославленный наш драматург, представлен своими ранними рассказами (пьесы его безусловно хороши, но они уже многократно изданы и о них много сказано, да и лучше смотреть их в театре). По рассказам великого драматурга можно проследить становление его дарования. В десяти включённых в сборник миниатюрах в полной мере проявилось всё то, за что мы любим Вампилова: искромётный юмор и глубина постижения характеров, удивительная проницательность и подлинное сострадание, высочайшая культура слова и композиционная законченность, отточенность формы. «Сумочка к ребру», «Успех», «Солнце в аистовом гнезде», «Тополя», «Станция Тайшет», «Моя любовь», «Листок из альбома», «Стечение обстоятельств», «Железнодорожная интермедия» и «Конец романа» — по этим маленьким шедеврам можно учиться писательскому мастерству. Их можно поставить на один уровень с ранними рассказами Чехова – та же в них ясность и простота, лаконичность и психологизм. Читать их – одно удовольствие.

 08.07.2011_3Валентин Распутин представлен двумя рассказами: «Что передать вороне», «Женский разговор», а также повестью «Нежданно-негаданно». Рассказ «Что передать вороне», написанный в 1981 году, приоткрывает нам творческую лабораторию писателя. Это всегда интересно и волнительно – узнать как писатель написал то-то и то-то, откуда взялись мысли, с какой стороны нахлынули чувства, и почему всё это вылилось именно в такую форму. Обычно писатель и сам не знает, как всё это получилось. Но он может показать этапы и рубежи этого таинственного и полумистического действа под названием «творчество», поведать о своих чувствах и подспудных мыслях. Если внимательно прочитать рассказ «Что передать вороне», то, пожалуй, можно кое о чём догадаться, кое-что почувствовать. И это – максимум из того, что вообще можно сказать о творчестве. В этом смысле данный рассказ Распутина стоит особняком и представляет особую ценность. О других произведениях Валентина Григоьревича не пишу – их нужно внимательно читать и размышлять о прочитанном.

Виктор Астафьев, как и Валентин Распутин, не нуждается в особом представлении. Это писатель, которым по праву может гордиться не только Сибирь, но вся наша эпоха. И в сборник он попал не случайно. Много раз он бывал в Иркутске и на Байкале, состоял в переписке с иркутскими литераторами, опекал молодого Александра Вампилова и Евгения Суворова, бывал в гостях у Глеба Пакулова и Валентина Распутина, имел деловые и творческие контакты со Светланой Асламовой и Геннадием Сапроновым. В сборник включена небольшая повесть «Ода русскому огороду». Не будем много о ней говорить, а приведём лишь отзыв об этой повести известного писателя Евгения Носова, вот что он писал Виктору Астафьеву: «… Читал повесть как великое откровение… Это не рассказано, а пропето – на такой высокой и чистой ноте, что становится уму непостижимо, как это могут обыкновенные, грубые корявые руки российского писателя-мужика… сотворить такое чудо… Ах, какое же это диво дивное ода твоя!» — Как говорится, ни прибавить, ни убавить!

Никак не могли составители обойти вниманием патриарха иркутской литературы Исаака Гольдберга. Он родился в Иркутске в далёком уже 1884 году и рано начал трудовую жизнь. В 19 лет его арестовывают за политику и участие в нелегальном журнале. Через четыре года – новый арест и ссылка в Братский острог, а затем на Нижнюю Тунгуску (о которой так замечательно написал Вячеслав Шишков в своей «Угрюм-реке»). Ссылка длилась долгих пять лет, но итогом её стала книга очень колоритных «Тунгусских рассказов». Книгу эту заметили и по достоинству оценили. Выбор был сделан – Гольдберг стал профессиональным литератором, и его теперь по праву считают первым серьёзным писателем земли иркутской. За треть века он опубликовал более ста романов, повестей и рассказов, и в 1934-м году его тепло приветствовал Максим Горький в поздравительной телеграмме по случаю полувекового юбилея писателя (что, впрочем, не спасло Гольдберга от репрессий 1938 года). Повесть «Гроб подполковника Недочётова» была впервые опубликована в 1924 году в журнале «Сибирские огни». Это не только произведение большой художественной силы, но это ещё и документ эпохи. Начало двадцатого века: революция, гражданская война, голод и разруха, крушение тысячелетнего уклада. В Иркутской губернии было всё то же, что и в Питере, Москве, на Дону и на Кубани – резня, кровь и зверства. Кажется, боролись все со всеми. Как всё это было в Сибири – читайте в повести Исаака Гольдберга.

Другой свидетель революции и писатель, отмеченный не только вниманием Горького, но также и Луначарского и даже самого Ленина – Владимир Зазубрин. Вот как характеризовал Горький творчество Зазубрина: «Зазубрин… подчёркивает исконность человеческих страстей, их первозданность, всем арсеналом своих излюбленных приёмов добивается крупномасштабности в воспроизведении и природы, и действующих лиц, и событий». Услышать такое из уст великого пролетарского писателя – большая честь для любого автора. Однако, не всё было гладко в судьбе Зазубрина. Предлагаемая вниманию читателей повесть «Щепка» не была допущена к печати при жизни писателя и была опубликована лишь в 1989 году! А между тем, всё в ней правда до последней чёрточки. Писатель честно рассказал о том, чему сам был свидетель и что его не то, чтобы шокировало, но заставило крепко задуматься о том, для чего всё это – революция, гражданская война, красный террор, ВЧК, застенки и расстрелы без суда и следствия сотен и тысяч людей. Повесть была написана в 1923 году, но в явственно проступают черты страшного сталинского террора 1937-го года. Слышатся стоны невинно убиенных, замученных, оболганных и проклятых! Наверное, поэтому повесть и была запрещена советской властью – уже тогда эта власть боялась правды и огласки, уже тогда всё делалось тайно, подло и очень жестоко. К чему всё это привело, мы теперь знаем. А повесть – вот она, написанная ещё до массовых репрессий, ещё когда был жив Ленин, в эпоху НЭПа и всеобщего одушевления, вызванного концом гражданской войны и началом мирной жизни, за-ради которой было положено столько жизней! Остаётся добавить, что Владимир Зазубрин был расстрелян советской властью в 1938 году – всё то, о чём он написал в своей страшной повести, довелось ему испытать самому. (И это после всех восторгов Горького и Луначарского, после благосклонного внимания Ленина, после героического участия в гражданской войне на стороне красных). Непостижимо…

Однако, следует отдать справедливость тридцать седьмому году: наряду с массовыми казнями ни в чём не повинных людей (аналогов которым не знает вся мировая история), наряду со всей жестокостью, недальновидностью и вопиющим произволом, всё же случались в этом кровавом году и светлые события. Тому примером — следующий автор книги, Гавриил Филиппович Кунгуров. Именно в 1937 году была опубликована его замечательная повесть «Артамошка Лузин», выдержавшая множество изданий и переведённая на многие языки. Даже теперь она не утратила своей свежести. Да и как может утратить свежесть талантливое слово? Слово правды? Повесть эта – пожалуй, первое художественное произведение, посвящённое истории освоения Восточной Сибири и зарождению Иркутска. До этого были всё летописи да летописи, читать которые было скучно, поскольку они на разные лады говорили одно и то же. Ладно бы, там, все эти летописи были написаны в стихах (как, например, «Слово о полку Игореве») – ничего подобного. Однообразный язык, бедная лексика, минимум эмоций и голое перечисление фактов – вот что такое иркутские летописи! И большое спасибо надо сказать писателю Кунгурову за то, что он, бережно сохраняя фактологическую основу, сумел создать художественное произведение, наполненное жизнью и страстями. Он показал не только скелет прошлого, не хладный труп минувшего, но он вдохнул в сухие сведения огонь жизни и заставил нас окунуться в дела давно минувших дней. Давно уже умершие люди словно бы ожили на страницах его замечательной повести, и мы вдруг поняли  увидели, что это действительно живые люди – почти такие же как и мы. Они страдали и любили, на что-то надеялись и – боролись каждую минуту своей многотрудной жизни. Вся двухсотстраничная повесть читается на одном дыхании. В сборник вошла лишь первая часть её, а если кто заинтересуется продолжением, тот легко найдёт это произведение в любой библиотеке иркутской области.

С особым волнением пишу о другом замечательном писателе – об Алексее Васильевиче Звереве. Коренной сибиряк, родившийся в 1913 году в селе Усть-Куда в семье крестьянина. Фронтовик, педагог, писатель – вот три ипостаси этого удивительного человека, и все они неразрывно связаны между собою. Повесть Алексея Зверева «Раны» — произведение нерядовое, и я бы даже сказал – выдающееся! О великой отечественной войне писали многие. Да и как не писать? Столько народу было захвачено войной, столько было разного – высокого и трагичного, радостного и горького; как тут умолчишь? Иным хватает одного боя, чтобы на всю жизнь запомнить войну, чтобы раз и навсегда стать другим человеком.

«Я только раз видала рукопашный

Раз – наяву, и сотни раз – во сне!

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне».

Эти бессмертные строки написала женщина – Юлия Друнина. И мы содрогаемся от этой жуткой правды, от скрытого ужаса, от дыхания смерти, которым пронизаны эти строчки. Вот это и есть великая сила искусства – сказать в нескольких строчках так, что запомнишь раз и навсегда. Просто не сможешь забыть! Это притом, что ничего не сказано о смерти и о страданиях как таковых. Тут нет натурализма или живописаний, нет воплей, как нет и восторгов. Но есть скрытая сила и мощь, которые даются жизненным опытом, впечатлениями страшной действительности. Вот эти самые впечатления, этот опыт и позволили Алексею Звереву написать свои «Раны». От этой повести невозможно оторваться с первой до последней страницы. В ней совершенно всё: мысли, фразы, чувства. Она поражает до глубины души, она заставляет задуматься и долго пребывать в задумчивости. Всё пытаешься осмыслить прочитанное, понять судьбы героев, а заодно и свою судьбу, потому что мы все – неотделимы от подвига и жизни своих отцов и дедов. Я не буду больше говорить об этой повести. Но я уверен: её должен прочить каждый взрослый человек нашей необъятной родины, если он только хочет понять: как и почему наши предки одолели грозного врага – того самого врага, который по всем мыслимым и немыслимым законам должен был победить в этой войне. Но не победил, а был раздавлен в своём логове. Почему это произошло?.. Читайте повесть «Раны». Там все ответы.

Чтобы покончить с военной темой, отметим другую замечательную повесть этого сборника – «Ковыль» Ивана Комлева. Автор хотя и не воевал (он родился в 1940-м году), но удивительно многое запомнил из своего военного детства. Это позволило ему написать повесть не о сражениях и не об окопах, а – о подростке, работавшем в тылу наравне со взрослыми. Это удивительная повесть, в которой наряду со страшным напряжением, с голодом и всеобщей подавленностью, наряду с грозовыми раскатами ясно слышатся и другие звуки – звуки надежды и отголоски будущего счастья, ради которого было принесено столько жертв. Эпизоды повести предельно достоверны, и каждый характер начертан остро отточенным карандашом истинного художника. Подросток получил за несколько месяцев самоотверженного труда на лесосплаве несколько сухарей и банку рыбных консервов (кусочки обычной селёдки, которая в то голодное время была подобна чуду). Как великую драгоценность несёт он эту селёдку домой своей маме и сестрёнке с братиком. Но до дома далеко, и он вынужден заночевать у случайных людей в соседней деревушке. И там он видит вконец обессиленную старую женщину. Та ничего не ест и не встаёт с печи, но втайне мечтает о кусочке солёной рыбы – так умирающий человек просит или ухи (как в известном фильме про Чапаева), или красного вина (как это было с Владимиром Солоухиным перед смертью), а то просит кусочек бархата, чтобы взять его в руки и насладиться этим последним ощущением быстротечной жизни. И вот – умирающая обессиленная женщина и голодный, измотанный непосильным трудом мальчик. И каким-то высшим наитием этот мальчик понимает, что невозможно просто так ему встать и уйти из этого дома. И он открывает свою драгоценную баночку и делится драгоценной рыбой с незнакомыми людьми…

Я не буду пересказывать эту повесть. Скажу лишь, что её можно перечитывать многократно – настолько тонко, мастерски она написана, и настолько она жизненна и правдива. В ней высшая правда жизни. Та правда, которую мы порой не видим за сеткой частностей, но которая сквозит в каждом явлении и которая одна лишь объясняет нам, почему до сих пор всё вокруг не развалилось и не провалилось в тартарары. Почему несмотря на все тяготы и препоны жизнь движется вперёд и делается всё лучше, осмысленнее и богаче (что бы мы ни говорили и не думали по этому поводу). В этом смысле повесть Ивана Комлева близка повести Алексея Зверева. Обе они о войне, но в одной показаны солдаты на передовой, а в другой – их дети, дочери и жёны. Те и другие спасали свою родину от гибели. И все они исполнили свой долг и были достойны друг друга.

Геннадий Машкин написал удивительно тонкую, наполненную поэзией и светоносными красками повесть – «Синее море, белый пароход». От повести веет свежим ветром и солёными брызгами, она пронизана романтикой и светлой верой в человека. После её прочтения у читателя прибавляется света в душе. Впервые повесть была напечатана в журнале «Юность» в 1965 году, после чего была переведена на многие иностранные языки и выдержала десятки изданий как в нашей стране, так и за рубежом. Автор провёл детство на Сахалине и был свидетелем выдворения японцев с занимаемых территорий. Будучи ребёнком, он не вдавался в политику, не ведал высших соображений, а воспринимал всё сердцем и оценивал душой. Именно эти впечатления легли в основу повести. Вниманию читателя представлена послевоенная жизнь главного героя – десятилетнего мальчика: вечно озабоченные родители, неустроенный быт и – необъятный океан и почти нетронутая природа вокруг. Страшные японцы, словно призраки снующие там и тут, и загадочные дети этих японцев, у которых тоже что-то на уме… Но дети есть дети, они не могут долго держать в сердце обиду и строить козни, очень быстро они знакомятся и понимают, что все они одинаковы в основе своей, и не о чем им спорить, не за что драться. А эта земля, ставшая им общим домом – может вместить их всех, если только сами они не будут друг с другом драться. Земли много, а океан велик. Так о чём же спорить?.. И это совершенная правда, ведь давно уже было сказано: «Устами младенца глаголет истина». Геннадий Машкин написал глубоко правдивую, чистую и светлую повесть, ставшую украшением настоящего сборника.

Леонид Иванович Бородин — человек очень необычной и яркой судьбы. Родился в Иркутске в 1938 году, закончил школу и поступил в университет на исторический факультет, где в это же время учились Валентин Распутин и Александр Вампилов. И всё было неплохо до поры, но в 1957 году Леонида Бородина исключают из университета за участие в студенческом кружке «Свободное слово». С этого всё началось. Потом были какие-то кружки и сообщества, было страстное желание сказать миру своё слово правды, были два суда и два оглушительных тюремных срока: первый – с 1967 по 1973 год, а второй – с 1982 по 1987 годы. Но тюрьма не сломила нашего земляка. Он выстоял и остался верен себе. Об этом красноречиво свидетельствуют его книги, выдержавшие множество переизданий во всех уголках земного шара. Леониду Бородину свойственны кристальная честность и выверенность авторской позиции. Это человек высокой идейности, глубокого проникновения в суть явлений и личного мужества. Один из немногих, в годы застоя он открыто объявлял своё несогласие с происходящим и мужественно принимал все удары судьбы. При этом он не утратил тонкости и лиризма, без чего невозможно истинное искусство. Рассказ «Лютик – цветок жёлтый», включенный в сборник, являет собой образец стилистического изящества и душевной деликатности. В нём звучит вечная тема – тема любви и высшей гармонии. Рассказ открывает новые грани замечательного писателя.

Альберт Гурулёв родился на Дальнем Востоке в 1934 году, а с 1952 года, вот уже более полувека, живёт в Иркутске. Здесь он закончил филологический факультет университета, после чего работал в газете «Советская молодёжь», и здесь он состоялся как писатель. В союз писателей он был принят в 1969 году после выхода в свет романа «Ростань», обратившего на себя внимание читателей и критиков. Последовавшие затем книги: «Чанинга», «Осенний светлый день» и «Пожар в Перекатном», окончательно утвердили за Альбертом Гурулёвым звание великолепного стилиста и подлинного мастера живописаний. Цикл рассказов о природе «Осенний светлый день» — это, своего рода, собрание акварельных зарисовок, где в полной мере проявился талант живописца. По уровню мастерства, по тонкости и изяществу отделки эти миниатюры можно сравнить со знаменитыми «Записками охотника» Тургенева. И там и здесь – безграничная любовь к родному краю, наблюдательность и высочайшее мастерство. Это тонкая вязь, напоминающая паутину, сотканную из жемчужных нитей, такую же невесомую, волшебную, парящую над землёй, неподвластную законам притяжения и переливающуюся всеми цветами радуги под ярким солнцем и широко раскинувшимся небом. Чтение этих миниатюр доставит истинное наслаждение всем ценителям изящной словесности.

Валерий Хайрюзов за сорок лет творческой деятельности издал более двадцати книг и написал несколько киносценариев, по которым сняты фильмы. В 1980-м году за книгу «Непредвиденная посадка» получил премию Ленинского комсомола. В 1990-м году Валерий Хайрюзов был избран депутатом Верховного совета РСФСР, а в октябре 1993-го был среди защитников Белого дома. А начиналось всё с авиации. Это была мечта, ставшая явью. В 1964 году Валерий закончил Бугурусланское лётное училище, после чего много лет работал в малой авиации, был командиром самолёта «Ан-26». Впечатления от встречи с небом, романтизм юности, постоянный риск и высочайшая ответственность за судьбы доверившихся тебе людей – всё это легло в основу творчества писателя. Повесть «Иркут», включённая в настоящий сборник, стала квинтэссенцией жизненного пути писателя, своеобразным итогом многолетних раздумий и наблюдений. В ней есть всё: непростые будни авиации, романтика полётов над безбрежной тайгой, драматизм человеческих судеб и незримая помощь высших сил в минуту крайней опасности. И в ней есть сам автор – во всей своей цельности и полноте. Повесть читается на одном дыхании и вполне заслуженно была признана лучшей публикацией журнала «Наш современник» за 2008 год. К этому нужно добавить, что одноимённый авторский сборник «Иркут» был удостоен в 2010 году Большой литературной премии России.

Нелли Матханова, как и Александр Вампилов, более известна как драматург (к примеру, по её сценарию был поставлен знаменитый спектакль «Из Америки с любовью»). Однако, начинала она свой творческий путь с прозы. Детская повесть «Чтобы в юрте горел огонь» (1981 г.) выдержала множество изданий и была удостоена престижных литературных премий. В целом её творчеству свойственно повышенное внимание социально-нравственному аспекту нашей жизни. Такова повесть «Взрослые игры», в которой писательнице удалось на предельно простом бытовом материале показать фальшь иных людей, неискренность речей и поразительное несоответствие пафосных деклараций и вполне конкретных поступков. Именно это не понравилось некоторым критикам, узнавших себя в героях повести, испугавшихся яркого света, осветившего всё то, что не хотелось бы показывать и о чём вовсе не хочется говорить. Что же, это всё не диво. Подлинная литература вся состоит из подобного рода откровений и разоблачений. Множество писателей испытывали на себе неприязнь, а порой и открытую ненависть со стороны тех, кто принял их критику на свой счёт. Примеров несть числа. Но все эти примеры ничего не значат против слова правды. Нелли Матханова осталась верна себе и своему призванию. Книги её учат двум высшим ценностям этого мира — состраданию и любви.

Завершает сборник цикл небольших рассказов «Пригоршни из туесков памяти». Автор рассказов – Виктор Воронов. В его лице мы приветствуем огромную армию любителей литературы, отдающих своё свободное время служению искусству. Много наших земляков очаровано литературой, сердца их однажды были задеты высоким и прекрасным чувством, а до слуха чрез толстые стены кабинетов вдруг донёслись божественные звуки «священной арфы Серафима». И, отбросив неотложные дела и отодвинув важные планы, эти люди обратились к творчеству, что само по себе достойно восхищения и самого горячего одобрения. Виктор Васильевич Воронов родился в Чите в 1950-м году. Закончил иркутский политехнический институт, после чего строил алюминиевый завод в Шелехово, был мастером, прорабом, секретарём комитета комсомола и так далее – по восходящей. Была блестящая карьера, которая закономерно привела Виктора Васильевича в Москву. И теперь он профессор, заслуженный экономист, директор международной школы управления при Президенте РФ, член Союза писателей России и автор трёх книг прозы. Судьба, достойная удивления и подражания! Составители включили в сборник цикл небольших рассказов из одноимённой книги автора. В этих рассказах – наблюдения природы, воспоминания мельчайших деталей и подробностей жизни, свидетельства не постороннего очевидца, но истинного сына своей земли, желающего отдать ей долг любви и благодарности за всё, что эта земля ему дала.

В заключение хотелось бы отметить прекрасную полиграфию издания. Отличная мелованная бумага, замечательные рисунки и портреты авторов сборника (выполненные талантливой иркутской художницей Светланой Бурчевской), качественная полноцветная печать, серебряное тиснение на обложке, матовая ламинация и покрытие лаком отдельных элементов обложки. Книгу приятно взять в руки, одним своим видом она доставляет эстетическое удовольствие. Издатель выражает искреннюю признательность директору ООО «Репроцентр А1» — Макарову Сергею Евгеньевичу за высокий профессионализм и чёткость в работе. Также хотелось бы поблагодарить администрацию Иркутска в лице Вобликовой Валентины Феофановны, Домбровской Светланы Ивановны и Луньковой Натальи Михайловны, оказавших моральную и финансовую помощь в издании этой замечательной книги. Почти весь тираж её был скуплен, что называется, на корню, но несколько десятков экземпляров ещё ждут своего счастливого обладателя. Навести справки о книге можно по телефону: 23-38-45.

В ближайшее время пройдут презентации и состоятся читательские конференции. О времени и месте этих мероприятий будет сообщено особо.

8 мая 2011 г.

Александр Лаптев

Laptev99@mail.ru

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *